Нецелевое использование средств по ОМС: когда стоит спорить, а когда нет

За счет средств ОМС нельзя приобретать «сборное» основное средство стоимостью более 100 тыс. руб.
Медучреждение за счет средств ОМС смонтировало систему видеонаблюдения, которая состояла из различных материалов и оборудования. При проверке ТФОМС указал на нецелевое использование средств. Во-первых, система учитывалась как единый инвентарный объект и ее стоимость превысила 100 тыс. руб. Во-вторых, структура тарифа на оплату медпомощи за счет средств ОМС не включает расходы на приобретение ОС стоимостью более 100 тыс. руб. за единицу. Учреждение защищалось: стоимость спорных покупок по отдельности не превысила 100 тыс. руб. Суд все же поддержал фонд.
По нашему мнению, учреждение могло избежать наказания, если бы приобрело имущество за счет разных источников. Например, за счет средств ОМС (КФО 7) оно могло заплатить 99 тыс. руб., а оставшуюся сумму — за счет средств, полученных от оказания платных услуг (КФО 2). При этом нужно было:
— получить письменное разрешение ТФОМС на покупку за счет двух источников;
— поставить объект на учет по КФО 7.

Тренинг медперсонала не связан с оказанием бесплатной медпомощи
Учреждение организовало для работников тренинг по психокоррекции. Его целью было снижение числа конфликтов между медперсоналом и пациентами. Суд согласился с фондом: расходы на тренинг не связаны с предоставлением бесплатной медпомощи, поэтому оплачивать их за счет средств ТФОМС нельзя.

Частичную замену окон можно оплатить за счет средств ОМС
Учреждение частично заменило окна и двери в здании. ТФОМС квалифицировал расходы как нецелевое использование средств ОМС. По его мнению, это был выборочный капремонт, который не входит в структуру тарифа на оказание медпомощи. Однако в этой ситуации суд встал на сторону учреждения, посчитав замену текущим ремонтом. Заменены всего 4 дверных проема и только 11 из 249 оконных блоков. Конструктивные элементы здания не затронуты, работа медучреждения не приостанавливалась.

Документ: Постановление АС Поволжского округа от 23.07.2018 по делу N А55-29271/2017